Премьера оперы «Моцарт. Свадьба Фигаро» на сцене Михайловского театра

Дарья Пушко

11, 12 и 14 мая на сцене петербургского Михайловского театра состоится премьера спектакля «Моцарт. Свадьба Фигаро». Постановкой оперы занимался молодой режиссёр Вячеслав Стародубцев.
18 апреля «Факультатив» побывал на творческой встрече с постановщиком оперы Вячеславом Стародубцевым в Михайловском театре. Режиссёр рассказал, чем вдохновлялся он и артисты при создании спектакля.
Опера «Свадьба Фигаро» была написана Моцартом во второй половине XVIII века – в эпоху, когда Европа была увлечена Востоком. Восточные мотивы и заимствования породили стилевое направление «шинуазри» (chinoiserie), что в переводе с французского значит «китайщина» и является ответвлением изысканного стиля рококо. Стилистику шинуазри и восточной эстетики в целом решил привнести в свой спектакль Вячеслав Стародубцев. В костюмы и декорации были добавлены элементы оригами, европейский халат стал напоминать японское кимоно, даже ряд сцен предполагает восточный характер прочтения, скрытого проявления чувства, а не выплёскивания его наружу.
Обращение к шинуазри является особенно органичным в петербургском театре, потому что где, как не в пригородах Петербурга, можно встретить столь блестящие примеры этого стиля. По мнению Вячеслава Стародубцева, визуальный образ для оперной постановки важен не менее, чем музыка, поэтому труппа во главе с режиссёром отправилась за вдохновением в Екатерининский дворец в Царском Селе, где представлена одна из самых интересных коллекций произведений искусства в стиле шинуазри. Артистам удалось посетить даже закрытые фонды, где они увидели множество предметов искусства, в которых они узнавали элементы декораций и костюмов будущей постановки.
Фарфор, многоцветные шелка, раздвижные ширмы, домики для чаепитий в тайных уголках сада – эта восточная экзотика стала модным увлечением для европейцев, которые зачастую даже не различали китайское и японское искусство. В мир «европейского востока» можно будет окунуться, придя на спектакль: совместно с художниками-постановщиками Жанной Усачевой и Петром Окуневым режиссёр помещает персонажей оперы в обстановку богатого дома, где модное увлечение «китайскими штучками» влияет не только на интерьеры, но и на правила жизни.